Жизнь на ферме

Кэтлин Уолш, дизайнер,  разрабатывала все дома этой интересной путешествующей семьи. Хозяева этого дома решили оставить городскую жизнь и начать новую – за городом. Эрик Глазго и его жена Молли – нефетрейдеры и немало поездили по свету.

В каждом местечке, где им доводилось жить, они создавали продуманный дом для всей семьи с помощью своего старого друга, дизайнера Кэтлин Уолш.

Из Нью-Йорка в Коннектикут, из Техас в Лондон. Кэтлин это  важнейший член команды переезда—в каждой новой резиденции она бросалась в самое пекло, помогая семье реконструировать дома под свои нужды, будь то современный дуплекс на Манхэттене, в верхнем Ист-сайде или  одноквартирный дом с французскими детализациями в Хьюстоне.

«Все это длилось до тех пор, пока Молли не позвонила мне и сказала, что они только что купили молочную ферму и виноградник, и что Эрик оставил работу, чтобы они могли увеличивать поголовье скота и сделать сыр”, - вспоминает Уолш. “Я чуть не упала на пол.” Это был шок.

65 акров собственности было усеяно набором структур, каждый в разной степени неисправности. На ферме не было активности с 1961 года, поэтому к обновлению был призван архитектор Марк Хаткер, чтобы помочь вернуть ферму к жизни.

Скромное двухэтажное деревянное жилище было составлен по образцу бельгийских ферм, и влились в пейзаж органично. “Мы хотели сохранить оригинальные здания, которые были там. Но в то же время мы не пытались притворяться—это современная структура, так что мы допустили некоторые вольности» - говорит Уолш, имея в виду перемешивание стилей: белые стены, от пола до потолка, бескаркасные  панорамные окна и чистые линии, с грубо сколоченными балками.

Конструкция дома сама по себе является попыткой выяснить, как бы семья хотела жить на ежедневной основе—они прожили столько лет, приспосабливаясь к разным существующим неудобствам, что эта возможность бесценна. В результате появился дом, который подчеркивает единение. Кухня является сердцем дома и имеет два значительных острова—один для повара другой  для домашней работы и времяпровождения, что позволяет всей семье работать в одном помещении.

Гостиная выполнена в различных оттенках белого и слоновой кости, чтобы не затмить собой фактическую звезду—размером со стену панорамное окно, выходящее на пастбища.

 Весной ярко-зеленые поля с коровами и курами, летом, это море полевых цветов, осенью поле взрывается классический  для Новой Англии бурей красок, зима приносит великолепный серый, белый цвет древесного угля, с розовато-фиолетовыми оттенками на закате. Никакой интерьер не сможет конкурировать с этим.